Новости службы "Алконорма"

Почему обитателям новых спальных районов грозит алкоголизм и можно ли с этим бороться?

Строительный бум на окраинах российских городов, случившийся в 2010-е годы, вероятно, потребует решения неожиданной проблемы, на которую обратили внимание общественники, а следом и некоторые профессионалы градостроительной сферы. Речь идет о запредельном количестве точек по продаже пива, которые уже открылись и продолжают открываться в постсоветских «спальниках», сигнализируя о том, что при их создании что-то пошло не так. Так считают авторы любопытного исследования, которое затронуло 20 крупнейших городов страны и в целом подтвердило нехорошие опасения: концентрация всевозможных «пивмаркетов» и «наливаек» на застраиваемых окраинах становится угрожающе аномальной.

Указать на наличие проблемы решил новосибирский урбанист Дмитрий Лебедев, которого не оставил равнодушным отчет его коллеги Аркадия Гершмана о поездке в Тюмень в 2016 году. Вопреки устоявшемуся тренду (Тюмень действительно в последние годы стало модно нахваливать и ставить в пример), Гершман жестко раскритиковал тамошнюю градостроительную политику. В особенный ужас его привела ситуация в новых «спальниках» на периферии города, которые Гершман назвал самыми настоящими гетто, где человек обречен «не жить и развиваться, а ночевать и деградировать».

В своем блоге Аркадий Гершман показал снимки, сделанные в одном из таких районов. «Просто 27 одинаковых 17-этажных свечек в асфальтовом поле. Если террористы убивают людей сразу, то такая застройка убивает людей постепенно. Хочется ли выходить за пределы квартиры в таком месте? Хочется ли проводить время на улице или заводить новые социальные связи? Нет, хочется купить дверь потолще и парковаться перед подъездом, чтобы не видеть этого ада», — выразил свое отношение автор путевого очерка.

По его мнению, нет ничего удивительного, что товаром первой необходимости в подобных районах становится различное спиртное, о чем красноречиво свидетельствуют вывески на первых этажах. «Я бы ещё легализовал здесь тяжёлые наркотики, из принципов гуманности», — мрачно пошутил блогер.

Аркадий Гершман урбанист:
"К сожалению, моё наблюдение и это исследование подтвердили, что текущая застройка городов ведёт к деградации жителей и, как следствие, города. Решить эту проблему будет очень сложно, ведь придётся менять не только застройку, активности и благоустройство, но и сознание людей. Самое страшное, что многие взрослые привыкли к такому образу жизни, а молодёжь даже не догадывается, что жить можно иначе. Снести плохой район и построить новый, хороший, можно быстро, а вот на изменение людей могут потребоваться поколения."
Эти резкие высказывания вызвали настоящий шквал возмущения, причем как в самой Тюмени, так и за ее пределами. Но если в тюменцах говорили, главным образом, задетые патриотические чувства, то жители других городов часто просто выражали недоумение. Ведь если судить по тем фотографиям, которыми Аркадий Гершман проиллюстрировал свои весьма категоричные выводы, ситуация в Тюмени — еще не самая плохая. Положа руку на сердце, жители многих новых российских «спальников» почли бы за счастье, если бы среда их обитания хотя бы чем-то напоминала ту, что так не понравилась автору интернет-дневника.

Директор Strelka Architects — о том, как изменится центр Екатеринбурга уже в этом году

Как бы там ни было, заглянув в карту 2ГИС, можно заметить: магазинов разливного пива действительно много именно на периферии в Тюмени, Новосибирске и любом другом крупном городе, отмечает Дмитрий Лебедев. В новостройках 2010-х годов они есть почти в каждом доме, благо почти на всех первых этажах, особенно тех, что обращены фасадами к магистральным проездам, теперь предусмотрены торговые помещения. Но есть ли в этом реальная закономерность? И если есть, подтверждает ли она тезис о том, что всевозможные пивмаркеты и «наливайки», где торгуют большими объемами разливного пива на вынос, плодятся в сумасшедшем количестве под влиянием агрессивной и некомфортной городской среды? И как сказывается это на развитии алкоголизма среди местных жителей?

Помимо Тюмени, с которой все началось, а также родного Новосибирска Лебедев и его помощники исследовали еще 18 городов. В их число вошли обе столицы и крупнейшие города Большого Урала: Екатеринбург, Челябинск, Уфа и Пермь. Ключевыми факторами исследования стали два. Первый из них — как раз «география» рассматриваемого района, когда значение приобретает количество минут, которое приходится потратить на поездку до дома от центра города. Но особенно любопытен второй показатель — это время застройки, которое говорит не просто о возрасте здания.

Как известно, в нашей стране разным историческим эпохам соответствует своя типология жилья, которая, помимо характеристик самого дома, может многое сказать и об особенностях его окружения.
Центры городов, доставшиеся от дореволюционной России, планировались по европейским традициям, с прямоугольной сеткой кварталов, напоминает Дмитрий Лебедев. В пример он приводит Екатеринбург и Новосибирск, где кварталы нарезались размерами 125 на 250 метров, то есть площадью 3,125 гектара каждый. В 20–30-е годы в СССР планировщики решили укрупнять кварталы. Часть улиц была перекрыта, и образовались суперкварталы площадью 7,25 га. В хрущёвскую эпоху планировщики перешли к мегакварталам площадью 20-30 га, а позднее — и ещё больше. По мнению Лебедева, очевидно, что в более мелких кварталах может быть более интенсивная уличная жизнь, а значит, у людей меньше интереса пить дома. «Поэтому моя гипотеза была в том, что неблагополучными должны оказаться большие кварталы», — пишет он.

Последнее поколение СССР стареет, и это в корне изменит рынок жилья в России

Впрочем, в конце исследования автор признает: размер планировочной единицы  на количество пивных магазинов влияет слабо. Кроме того, выяснилось, что по отдельности не так сильны и факторы новизны микрорайонов и их удалённости от центра. В разных жилых массивах, построенных в течение одной эпохи, число пивных магазинов тоже может быть очень разным. И это же справедливо, если говорить, насколько далеко находится район от центра: может оказаться, что очень далеко, но при этом «наливаек», торгующих алкоголем в нем окажется относительно немного.

В чем действительно оказался прав Аркадий Гершман в своих наблюдениях, так это в том, что в домах, построенных в 2010-х годах, на одного жителя приходится больше пивных, чем в зданиях других эпох, построенных на том же расстоянии от центра. Чем так привлекательны для всяческих «наливаек», активно торгующих алкоголем дома последних лет постройки, не очень понятно, но факт остается фактом: других видов торговли (продуктовых магазинов, аптек и прочего) на их первых этажах открывается гораздо меньше.

По словам Дмитрия Лебедева, повод для беспокойства действительно есть, причем он не один. Во-первых, 2010-е годы — это эпоха проектов комплексного освоения территории, когда дома вновь строят не по одному, а целыми массивами. Соответственно, если беспокойство по поводу возможности купить баклажку пива буквально на каждом шагу не лишено оснований, то придется признать отнюдь не точечный масштаб этой проблемы. В конце концов, речь идет о 20 крупнейших городах, в которые к тому же продолжается миграция жителей страны и где отмечен рост числа больных алкоголизмом.

Во-вторых, большой вопрос, откуда вообще в новых «спальниках» столько потребителей-больных алкоголизмом разливного пива на вынос? Ведь квартиры в новостройках покупают (и даже снимают) отнюдь не деградировавшие алкоголики. Выходит, мало будет осознать масштаб проблемы и даже понять ее первопричину. Будет важно еще и придумать адекватные контрмеры, в том числе в градостроительной практике.

Дмитрий Лебедев урбанист, автор исследования
Что делать с магазинами разливного пива — я не возьмусь давать конкретные рекомендации. Возможно, есть смысл мягко ограничивать их распространение и время работы. Возможно, стоит стимулировать переход их в формат баров. Насильственные преступления, связанные с алкоголем и алкоголизмом чаще происходят за закрытыми дверями — будь то с родственниками или друзьями. А, может, лучше стимулировать другие общественные заведения — общепит (упростить регистрацию и требования), а желательно и культурные центры у дома, где люди бы развлекались без алкоголя и сами организовывали бы себе занятия.
На это прозрачно намекают результаты параллельного исследования, целью которого было определить закономерность с размещением в городе кофеен. Кофейни занимают специфическую нишу — в отличие от столовых, в кофейню ходят не столько ради еды или напитков, а устраивают встречи либо просто «выходят в люди», напоминает Лебедев.

Как резюмирует Дмитрий Лебедев, за признанием проблемы алкоголизма в новых гетто должна последовать новая дискуссия. Причем ее содержанием должны быть не столько объекты, сколько сценарии поведения людей — то, как они фактически используют здание или место, где живут. Это важно в связи с тем, что попытки копировать зарубежный опыт или даже тиражировать свой, делая в новой застройке реплики более ранних исторических эпох, часто не дают ожидаемого результата, обращает внимание исследователь. «Нам нужно иметь в виду главный вопрос, он же критерий оценки качества города: можно ли взрослому человеку вести полноценную жизнь там, где он живет?» — считает автор доклада. Но пока, сожалеет он, приходится констатировать, что для всестороннего обсуждения этой темы в России не освоены язык и инструменты.

источник www.znak.com

Главная Новости службы "Алконорма" Информация Новости Новостройки российских городов - алкогольные гетто